Башня-репродуктор и другие

Коронавирус коронавирусом, а туризм еще никто не отменял. В свете очередной девальвации нас ждет растущий поток внутреннего туризма.

Фото с ili-nnov.ru

Сколько бы новых стратегий развития нашего города не написали в последнее время, мы понимаем, что нас ждет лишь инерционный режим развития. Не будет в ближайшие годы никакого роста промышленности или науки, все значительные инвестиционные проекты будут только государственными или «квазигосударственными» (типа «умных остановок» от «Ростелекома» или платных парковок за наш счет от «Мегафона»). Поддержание статуса города как научного и промышленного центра, комфортного для жизни – это лучшая стратегия, альтернативой будет деградация и вымирание. В этих условиях поддержка развитие туризма – одно из немногих действительно полезных деяний, которое и на словах и на деле пропагандируют и областные и менее городские власти.

Но здесь недостаточно отдельных мероприятий, вроде временных поездок двухэтажных автобусов, рейсов «Валдая» в Городец или попытки создать временный речной вокзал в нескольких метрах от закрытого постоянного. Туризм, туристическая деятельность и туристическая привлекательность не тождественные понятия. Мы уже писали, что должна быть умная, планомерная деятельность соответствующих властных и общественных структур по повышению туристической привлекательности города и региона. К успеху иногда приводит и случайность. Вернемся к нашему неоднократному сравнению Нижнего Новгорода и Барселоны. Да, в настоящее время они находятся в совершенно разных весовых категориях.

Сейчас Барселона – общепризнанная туристическая «мекка», но таковой она стала после успешно проведенных Олимпийских игр и всемирных выставок. Казань также стала популярна после проведения Универсиады. И Нижний Новгород неоднократно проводил различные выставки и недавно успешно принял у себя (в числе прочих городов) Чемпионат мира по футболу.

А еще мы «царственно поставленный город», и у нас красивые закаты. Тем не менее, миллионы туристов едут не к нам, а в Барселону. Основные турпродукты у нас – по-прежнему традиционные Кремль, Покровка и соборы. Туристов помоложе привлекают канатной дорогой и разными фестивалями, поинтеллектуальней – эксклюзивными экскурсиями. Для сравнения приведем объем туристического потока Москвы – 25 млн. туристов, Санкт-Петербург – 9 млн, Сочи – 6,5 млн, Казань – 3,5 млн, соседняя Владимирская область – 5 млн. Грустный вывод в том, что событийный туризм и стандартные для России церкви, соборы, пешеходные улицы и даже Кремль не смогут существенно увеличить объем турпотока.

Здесь можно долго и умно говорить про грамотное позиционирование, городской маркетинг, пытаться выработать свою стратегию или миссию. А можно попроще – нужна «фишка», особенность, которая сделает город популярным и привлечет потоки туристов. Это может быть и банальная мышка, сделавшая популярным город Мышкин, и балкон-новодел Джульетты в Вероне. Но надежнее все-таки архитектура — эта музыка, застывшая в камне, как говорил великий Гете.

Архитектурную Барселону посещает более 30 миллионов человек. Да, у них есть Латинский квартал, набережные и многочисленные соборы. Но подобные объекты есть во всех исторических городах. А в Барселону едут в первую очередь потому, что у них есть творения Гауди. Антонио Гауди — выдающийся испанский (каталонский) архитектор начала ХХ века. Его творения необычны, привлекают внимание, модны и популярны. Именно его творения, дома, нежилые здания и сооружения сделали Барселону особенным и популярным местом.

Самое замечательное, что в Нижнем Новгороде был свой, также талантливый и самобытный архитектор. Его труды также выделяются своим неповторимым стилем и сосредоточены в одном, но уже нашем городе. Имя нижегородского Гауди – Александр Евгеньевич Харитонов, бывший главный архитектор Нижнего Новгорода в конце 90-х годов и лучший архитектор России того времени по оценке ряда экспертов. Нам приятно сравнить шедевры этих двух мастеров. В Барселоне к творениям Гауди относят 10 объектов. Это не только дома Висенса, Бальо , Кальвет и Мила-Педрейро, но и школа при монастыре святой Терезы, парк Гуэль и, конечно, Саграда Фамилиа.

В Нижнем Новгороде таких объектов около 20. Да, часть работ была создана в соавторстве с Пестовым и другими архитекторами. Но и Гауди делал ряд работ совместно с Ж. Жужолем, Ф. Д. Ассисом Беренгером и под эгидой Гуэля. В Барселоне есть не менее красивые дома других архитекторов — Ж. Пуч-и-Кадафалка, Э. Санье, Ж. Рубио и других. Специалисты говорят о целой школе каталонского варианта испанского модерна.

В Нижнем Новгороде также можно говорить о нижегородской варианте российского постмодернизма и деконструктивизма. Это не только творения Харитонова и Пестова, но и Зубкова, Быкова, Дехтяра, Никишина, Худина, целой плеяды талантливых архитекторов.

Ниже мы приведем лишь часть объектов, которые, на наш взгляд, могут составить конкуренцию барселонским шедеврам. Или по меньшей мере достойны к внимательному просмотру.
Это «Титаник», «Дом-Куча», «Каскад», «Башня-репродуктор», «Пила», Гостиница «Октябрьская», «Дом с акцентом», Архстрой Gallery, «Дом под синей крышей», Дом актёра, Стадион «Динамо», театр комедии, «Супрематический натюрморт», «Клетчатый дом», «Пагода», «Версаль», «Перископ». Мы намеренно не называем адреса этих объектов и приводим «слэнговые» их наименования, чтобы читатели самостоятельно могли убедиться, что это действительно красивая и необычная архитектура, которая радует глаз.

Можно с уверенностью сказать, что Харитонов и его коллеги вывели нижегородскую архитектуру на всероссийский и мировой уровень. Сам Харитонов трагически погиб в автокатастрофе в 1999 году. Двадцатилетие гибели прошло в Нижнем Новгороде практически незаметно. Но объекты же его стоят, радуют глаз, приносят пользу людям.

Казалось бы, власти должны использовать сей имеющийся у Нижнего Новгорода архитектурный потенциал, создать и продвигать уникальный туристический продукт, привлекать к просмотру туристов и жителей города. Но этого не происходит. Причина, на наш взгляд, не только в непрофессионализме властей и специалистов по туризму. Харитонов был слишком самостоятельным. «Коробки мы больше строить не будем! – говорил он. «Необходимо сохранить исторический образ и структуру города и преобразовать его в современный город». Последние десятилетия власти не занимались туризмом, они помогали строить кварталы современных коробок. Наследие Харитонова было им не нужно.

С 2018 года вообще взгляд на современный город Нижний Новгород поменялся. У некоторых так называемых экспертов возникло желание вообще остановить развитие исторического центра, заменив его музеефикацией «деревянного Нижнего». Желания потратить и освоить миллиарды бюджетных средств, получить по особнячку в центре Нижнего за рубль «себе любимым» понятны и прогнозируемы. Планы продать это общественности под флагом повышения туристической привлекательности не будут иметь никакого смысла по нескольким основаниям.

Во-первых, деревянные дома есть в десятках исторических городов ближнего и дальнего «Замкадья», в Московской, Владимирской, Ярославской и других прилегающих к Москве областях. А именно туда в первую очередь направлены основные потоки туристов. Во-вторых, в этих городах деревянные дома действительно являются в значительной мере объектами деревянного зодчества, а не заурядными образцами сохранившейся рядовой застройки и даже крестьянской архитектуры, как в Нижнем Новгороде.

Что далеко ходить, сравните образцы деревянной архитектуры Нижнего Новгорода и соседнего к нам Гороховца. Съездите или найдите в Интернете загородный дом М. И. Шорина («Дом царя Гороха»), дом купца И. П. Морозова, особняк Пришлецова («Дом с русалками»), главный дом усадьбы А. О. Полякова и целый ряд других. Это действительно великолепные сохранившиеся образцы конца XIX века, которые гороховецкие купцы строили для себя. Нижегородские купцы, в отличие от гороховецких, жили в губернском городе и их заставляли строить с XVIII века каменные дома. Все «присутственные» (то есть общественные) здания в Нижнем были также каменными.

Большая Покровская, Рождественская – эти улицы всегда привлекали, привлекают и будут привлекать жителей и гостей города. Но, повторимся, чтобы наш город стал модным во всех смыслах этого слова, необходимо что-то еще. И у нас есть своя нижегородская архитектура, есть свой нижегородский Гауди, которого нет, например в Казани. Необходимо лишь желание показать его творения людям. Главное, чтобы мы сами были заинтересованы в этом.

У обоих этих архитекторов даже окончание жизни похоже, оба трагически погибли от транспортных средств. Гауди в 1926 году был больным своеобразным стариком, известность пришла к нему уже после смерти. Сейчас барселонцы терпеливо достраивают его последний шедевр, Саграда Фамилия, ряд его объектов внесены в список «Всемирное наследие Юнеско», а его самого хотят даже причислить к лику святых.

Когда и нижегородцы поймут, что они обладают неповторимым архитектурным наследием, а у областных и городских властей возобладает государственный и стратегический подход к творениям Харитонова?

Источник

На ту же тему
Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

≡  Рубрики
Свежие записи
В Нижегородской области горела квартира – 10 жильцов дома эвакуировали
0 / 5 (0 голосов)
В Нижнем Новгороде Роспотребнадзор определил правила доставки еды
0 / 5 (0 голосов)
По просьбе жителей Нижнего Новгорода изменили автобусный маршрут Т-37
0 / 5 (0 голосов)
В Нижегородской области с 7 апреля установлен пожароопасный период
0 / 5 (0 голосов)
Никитин рассказал о главной задаче на период карантина
Никитин рассказал о главной задаче на период карантина
0 / 5 (0 голосов)
Нижегородские новости © 2020 ·   Войти   · Тема сайта и техподдержка от GoodwinPress Наверх