Где деньги, Зин?

14 мая 2019
0 / 5 (0 голосов)
Все новости Политика без цензуры

Предыдущая статья:

В уголовном деле подсудимых политика Александра Бочкарева, политтехнолога Сергея Воронова и потерпевшего предпринимателя Дмитрия Дзепы ситуация, как в известном еврейском анекдоте, когда раввин пытается рассудить спор. Он говорит одной стороне: «Вы правы». А потом другой стороне: «И вы правы». В том, что судебный процесс идет именно так, виновато следствие — оно в деле не разобралось.

Обвинительное заключение составлено так неконкретно и некорректно, так обще и схематично, что не позволяет подсудимым и их адвокатам сформировать линию защиты. Подсудимым явно непонятно, в чем их обвиняют и, соответственно, непонятно, как им защищаться. Что бы они не говорили по ключевым вопросам, все обернется против них. Это связано с тем, что обвинение в ходе всего следствия затачивалось под «коммерческий подкуп», а в последний момент было не подготовлено и бездоказательно переквалифицировано под «мошенничество» группой лиц по предварительному сговору.

Например, следствие утверждает, что Александр Бочкарев заведомо не мог обеспечить избрание Дмитрия Дзепы депутатом Думы Нижнего Новгорода. Резонный вопрос: в какой момент времени? Дело в том, что Бочкарев мог это сделать с легкостью, но только на стадии формирования партсписков кандидатов в депутаты. Для этого достаточно было поставить Дзепу на первое место в Ленинской региональной группе, а не на второе. Однако Дзепа поставил вопрос гарантий своего прохождения в Думу Нижнего Новгорода уже после утверждения этих списков кандидатов, когда распределение мест уже состоялось. И второе место в Ленинской региональной группе ставило получение потерпевшим мандата в зависимость от результата Игоря Богданова на одномандатном округе. То есть, когда Бочкарев что-то мог, Дзепа так вопрос не ставил, а когда потерпевший поставил вопрос гарантий, все зависело уже от результата Богданова, считавшегося, надо это отметить, фаворитом на своем округе.

С моей сугубо субъективной точки зрения, и опытнейшая судья, и обвинитель, стали заложниками того, что написал в обвинительном заключении следователь. По идее, так и должно быть. Они обязаны действовать в рамках предъявленного обвинения, но глубокое непонимание следствием ситуации полностью перекочевало в суд. Возможно, мои пояснения помогут более объективно разобраться в сути дела, если у судьи вообще стоит такая задача, в чем я сомневаюсь.

Итак, нижегородское региональное отделение партии «Справедливая Россия» — это … Александр Бочкарев. Имея личную поддержку руководства политической партии, ее основателя и лидера Сергея Миронова, он принимает все ключевые решения единолично. Несмотря на формальные уставные нормы. Но это не означает: «Что хочу, то и ворочу». Он вынужден считаться с областной и городской властями, которые могли занимать разные позиции. Он должен считаться с точкой зрения спонсоров, которые тоже были связаны с властными группами. Никто другой данной информацией не владел о его контактах. Это личная епархия руководителя регионального отделения партии. Это касалось кандидатов в депутаты, политических голосований в ЗСНО, в Думе Нижнего Новгорода. Примеры. В депутатах от «Справедливой России» был кондрашовский протеже Котюсов, аржановская Татаринцева, сорокинский Колобов. Плюс есть «неприкасаемые» врач Разумовский и учитель Богданов, которые символизируют социальную направленность линии Бочкарева. Появление Дзепы в качестве кандидата в депутаты — это результат лоббизма Вадима Булавинова через Сергея Воронова.

В этом плане Дмитрию Дзепе было отведено в партсписках кандидатов в депутаты объективно наилучшее место из возможных. Лучше было только у «неприкасаемых» Богданова и Разумовского, а также Татаринцевой, которая шла от спонсора выборной кампании справороссов. Как их обойти? Тут потерпевшему жаловаться нечего абсолютно. Тем более, что к Дзепе негативно относились тогдашние областные и городские власти. Конечно, был вариант, когда бы он в Ленинской региональной группе стал первым, а не вторым. Но если бы в Думе вместо Богданова оказался Дзепа, то в партии, да и в нижегородском кремле, Бочкарева бы просто не поняли. В конце 2016 года на региональной конференции против него подняли бунт примерно по таким же основаниям. И нет никаких сомнений, что защита уважаемого директора школы, его «пронос» с депутатством был бы главным тезисом бунтовщиков против «бочкаревщины». Безотбойным аргументом, от которого бы он не защитился. Разве это не так? Дзепа должен был выступить большим спонсором выборов для СР, чтобы его поставили в реггруппе выше Богданова. А он ссылался, по его словам, на давние обещания бывших функционеров Подлесова и Белкина. Ну, какой это имело вес летом 2015 года? Близкий к нулю.

Поэтому Воронов, выбирая группу для Дзепы, сделал для него все по-максимуму. Это бесспорно для тех, кто понимает. Но следствие тут не разобралось и тянет за собой обвинение и суд. Почему Бочкарев купился на лоббизм Воронова Дзепы? Только из-за того, что тот сказал о намерении Дзепы профинансировать выборную кампанию партии в размере 5 миллионов рублей. Иначе бы на этом «проходном» месте оказался другой бизнесмен со своими 5 миллионами. В этом сомневаться не приходится. Поэтому, когда суд и обвинение допытываются, кто решал вопрос с региональной группой для потерпевшего, это означает, что они в деле ничего не понимают, как и следователь. В этом криминала нет абсолютно. Дзепу точно не обидели с региональной группой. Наоборот!

Идем дальше. Считаю, что многие в аппарате реготделения партии, многие члены Совета слышали о том, что между Бочкаревым и Дзепой какие-то финансовые споры. В суде об этом сказал только Якимов. Остальные якобы ничего не слышали, хотя по Нижнему Новгороду слух прошел. Получается, что некоторые свидетели давали в суде ложные показания в этой части? Почему? Потому что именно Бочкарев был тем единственным «гвоздем», на котором удерживалось региональное отделение. Благодаря его сделкам и договоренностям, хитростям и обману, переходу от одной стороны на другую и обратно, партия только и держалась на плаву, как-то выстраивая масштабные выборные кампании. Вот никто и не сказал в Совете: «Слушайте, там у нас есть какая-то проблема, Дзепа жалуется, может, порешаем этот вопрос?» Нет. Никому это не надо было. До апреля 2019 года, когда стало уже поздно.

Конечно, уголовное дело появилось не на пустом месте. Не все, кто платит, получают мандат. Возник конфликт на финансовой основе. Он не решался. Бочкарев и Воронов считали, что у Дзепы нет доказательств. Не подумали, что он «пишет» встречи с ними. Считали, что Дзепе не с руки обращаться в правоохранительные органы, так как ему придется самому признаваться в совершении преступления. Плюс, что бы стороны не говорили друг другу в глаза, между Дзепой и Бочкаревым было не только взаимное недоверие, но и такая неприязнь, что кушать вместе не могли. А между Дзепой и Вороновым было просто недоверие, а кушать вместе они тогда еще могли. На стадии формирования списков кандидатов Воронов предложил Дзепе внести денежные средства на партийную кампанию. Для Дзепы, как он видел своих «партнеров», это означало заплатить им лично. Такая вот субъективная оценка. Он, судя по материалам уголовного дела и показаниям в суде Воронова, согласился, чтобы оказаться на «проходном» месте. Но после этого решил не платить, вспомнив, что партия ему должна за прошлые выборы. Ранее, он заготовил часть суммы. После — затаился. И вот в последнюю декаду августа 2015 года Бочкарев и Воронов обсуждают вопрос: «А где деньги Дзепы, где те 5 миллионов, за обещание которых его поставили на фартовый для партии Ленинский район?» Воронов после этого трудного разговора с Бочкаревым, договаривается с Дзепой о встрече в «Спорт-баре» 28 августа.

Следствие не определило четко роли Воронова и Бочкарева в данном преступлении, не разграничило их функционал. Просто посчитало их равными партнерами в данном мошенничестве. Это снижает доверие к работе следствия. Бочкарев — это руководитель регионального отделения «Справедливой России». Дзепа — это член Совета, высшего органа реготделения. Кто такой Воронов? Он даже не член партии. Консультант на выборах, «решала» в технологических вопросах. Не имеет никаких полномочий в переговорах с Дзепой, кроме «вечного» вопроса: «А где деньги, Зин?» Следствие не спросило никого, имел ли Воронов мандат переговорщика от имени Бочкарева и нес ли он ответственность за те или иные обещания или нет? Как выражался на допросе в суде сам Воронов, был ли он «стороной договора»? Мог ли быть Воронов гарантом каких-либо договоренностей? Эти вопросы не выяснены ни следствием, ни судом. По показаниям Воронова, он лишь пытался «сохранить лицо» после того, как Бочкарев обвинил его в «ошибке с Дзепой». И потерпевший, судя по содержанию разговора в «Спорт-баре» от 28 августа 2015 года, понимал, что все решает Бочкарев, какие бы заверения ему не давал Воронов.

Действительно, Воронов «отвечал» за Дзепу, он был его протеже, который вроде как подвел. Тут Бочкарев прав. Тот обещал внести 5 миллионов рублей на выборную кампанию, но за две недели до ее окончания денег не было. Их получение с Дзепы — это сфера ответственности Воронова, который за него, получается, поручился. Но его кинули. Поэтому, политтехнолог подключается. В чем криминал? Ну, он что-то говорит, обещает, объясняет. Дзепа понимает, что Воронов про слова, но не про дела. Реально все зависит от Бочкарева, с которым один на один не получится разговор. Ни тому не хочется говорить тет-а-тет, ни другому. Только через Воронова получается контактировать или на троих.

Вот Воронов отрицает получение второго и третьего траншей на общую сумму в 3 миллиона рублей. Он выгораживает не себя, а Бочкарева. Потому что он связан показаниями Бочкарева о том, что тот не знает ничего об этих 3 миллионах от Дзепы. Воронову ничего не мешает сказать, что, да, получил еще 3 миллиона двумя траншами там-то и там-то, тогда-то и тогда-то. Наоборот, суд убедился бы, что Воронов ничего не скрывает. Ему выгодно говорить «правду, только правду и ничего кроме правды». Взял 3 миллиона рублей и передал Бочкареву. И что будет дальше? Бочкарев заявит, что Воронов ему этих денег не передавал? И это будет расценено как форма защиты. Он согласится? И ему конец. Он может заявить, что делил эти деньги с Вороновым в равных долях? Будет, одним словом, шикарный спектакль.

У Воронова в этом деле, как следует из его логичных показаний, роль «гасителя конфликта» между Бочкаревым и Дзепой. Для следствия, он, наоборот, «продолжение руки» Бочкарева. Кто прав? Я не уверен в том, что следствие право. Воронов привел за руку Дзепу в выборную кампанию, поручился за него, обещал от Дзепы финансирование в размере 5 миллионов рублей, Бочкарев предъявил ему претензию из-за отсутствия денег, мол, Дзепа подвел партию, а это значит, что Воронов подвел, на самом деле. Видимо, следствие все-таки понимало разницу ролей Бочкарева и Воронова, раз последний был долгое время свидетелем по делу. Но в конце концов, не дождавшись от него показаний на Бочкарева, чтобы утяжелить вину лидера справороссов, перевело его в разряд обвиняемых. Дабы переквалифицировать деяние от коммерческого подкупа в мошенничество группой лиц по предварительному сговору.

В каком положении Воронов на момент 28 августа 2015 года? Он сделал все для Дзепы, что мог по выборам. Тот «напарил» Воронова. Бочкарев вправе поставить политтехнолога «на счетчик» за это. Дзепа согласен дать денег, но требует гарантий депутатства и возврата средств, если мандата не будет. Воронов по гарантиям соглашается, он же неплохо поставил его на региональную группу. По возврату денег тоже соглашается, хотя все понимают, что этого не может быть, потому что этого не может быть никогда. И что? Дзепа, получается, по показаниям Воронова, обманул его. Воронов обманывает Дзепу в ответ. Все друг друга обманывают и понимают, что делают. И кто тут прав, кто виноват?

А что если в ходе судебных прений выяснится, что Воронов на коленях уговаривал Бочкарева вернуть Дзепе столько денег, сколько тот затребует? Репутация ценнее. Тогда он виноват или нет? Ведь Дзепа знал заранее, что у Воронова нет реальных рычагов понудить Бочкарева и партию выполнить свои обязательства по возврату средств. И Дзепа, между прочим, сознавал все риски, подстраховался, ведя скрытую аудиозапись. И копал при этом не против Воронова, а собирал на всякий случай доказательную базу в отношении Бочкарева. Ведь разговор Дзепы с Вороновым в «Спорт-баре» от 28 августа построен не как беседа с подельником Бочкарева, а как с человеком, который пытается урегулировать ситуацию для обеих сторон, так как сам Воронов оказался между двух огней.

Не хочу делать выводов. Единственное, на что обращу внимание — на очевидное расхождение фабулы обвинительного заключения и реальных фактов. Еще не поздно суду отправить дело на доследование.

Источник

На ту же тему
Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

≡  Рубрики
Свежие записи
Ольга Жаворонкова сменила Наталью Суханову в администрации Дзержинска
Ольга Жаворонкова сменила Наталью Суханову в администрации Дзержинска
0 / 5 (0 голосов)
По итогам проведенных ГКУ НО «Центр размещения заказа Нижегородской области» торгов за сентябрь 2019 года экономия составила 98,5 млн рублей
0 / 5 (0 голосов)
Слушатели Президентской программы готовятся к защите своих выпускных работ
0 / 5 (0 голосов)
Вниманию подрядных организаций, включенных в реестр квалифицированных подрядных организаций!
0 / 5 (0 голосов)
Итоги работы по оптимизации бюджетных расходов перед осуществлением закупок товаров, работ и услуг за сентябрь 2019 года
0 / 5 (0 голосов)
Нижегородские новости © 2019 ·   Войти   · Тема сайта и техподдержка от GoodwinPress Наверх