В поисках взятки

5 мая 2019
0 / 5 (0 голосов)
Все новости Политика без цензуры

Следующая статья:

Экс-главу Нижнего Новгорода Олега Сорокина этапировали в колонию. Девять лет из его десятилетнего срока — за взятку. Но ни судьи первой и второй инстанции, ни обвинители сами не знают, за что была эта мифическая взятка? Не случайно в суде апелляционной инстанции обвинитель задал вопрос защите: «Зачем Мансур Садеков положил 30 миллионов рублей в банковскую ячейку?» Ему ответили: «Почему следствие не спросило его самого об этом?» Я собрал все, что мог по этой «взятке».

По версии следствия, заместитель губернатора по строительству Антон Аверин и глава Нижнего Новгорода Олег Сорокин решили совместно застроить 453 га в Кузнечихе. Для этого была создана фирма «Инградстрой», в которой директором поставили Долинина. Перед аукционом при подаче заявки «Инградстрой» прокредитовался на сумму залога в 253 миллиона в УК «Столица Нижний», близкой к Сорокину, а спустя несколько дней на 100 миллионов рублей — в компании «Строймост», близкой к Аверину. Именно это позволило следствию утверждать, что изначально Сорокин и Аверин были партнерами. Однако, еще до даты аукциона Сорокин и Аверин что-то не поделили. Первый остался в этом бизнесе, а второй — нет. В «ответку» проведение аукциона, назначенного на октябрь 2012 года оспорили московская фирма «Вектрон», за которой стояли Бабич и «сугробовцы» из МВД, и нижегородская фирма «ЖБК-строй», принадлежавшая ныне депутату Думы Нижнего Новгорода Евгению Лазареву, за которой мог стоять Аверин и какие-то другие «силовики». По факту их жалоб в УФАС по Нижегородской области аукцион был добровольно перенесен минимуществом на месяц — на 19 ноября 2012 года…

Примерно в конце сентября — начале октября в одном из нижегородских ресторанов происходит вроде как случайная встреча москвича Александра Беспалова из фирмы «Вектрон» и нижегородского бизнесмена Мансура Садекова, друга Аверина, Сорокина и Сватковского. На самом деле их спланировано свели, с одной стороны Бабич, с другой стороны — Аверин, объединившие свои действия против Сорокина. И не факт, что Садекова использовали совсем уж в темную. Как-то уж очень легко он купился на невзрачного москвича, совсем не похожего на олигарха. Мое мнение в том, что Мансура Садекова попросили Аверин и Бабич свести «вектроновцев» с Сорокиным, а если потребуется, то и подставить главу города. Мол, тот немного накосячил, и будет правильно, если землю освоит московский инвестор. Так перед Садековым залегендировали провокаторов, которые должны были способствовать посадке Сорокина. Садеков и «вектроновцы» были как левая и правая руки одного организма полностью согласованны.

Несколько слов о Беспалове. Это Александр Корейко наоборот. Тот был подпольным миллионером, а для прикрытия служил счетоводом за мизерную зарплату. Беспалов был рядовым клерком в госструктуре, но представился Садекову крупным инвестором, который желает застраивать 453 га в Кузнечихе. До суда над Сорокиным Беспалов не доживет. Он, будучи жителем Московской области, «скончается» только по документам в военном госпитале в Ростове-на-Дону в 00 часов 00 минут при свидетеле своем соседе, тоже жителе Московской области. Видимо, Беспалов «умер» только для того, чтобы материализоваться уже агентом Безруковым для других мероприятий спецслужб.

Садеков на первой же встрече переходит на сторону «крупного инвестора» Беспалова и мотивирует того на участие в аукционе на застройку 453 га и выигрыш, даже если Сорокин там участвует. Почему? Садеков, помимо прочего, увидел свою выгоду в посредничестве за процент. Мол, у москвичей есть большие деньги, а у нижегородцев — власть. Он же оказывается между ними. После этой встречи и ряда других бесед Беспалов сообщает данную информацию «силовикам», и телефон Садекова ставят еще в октябре 2012 года на прослушку. Причина: мол, есть основания считать деятельность главы Нижнего Новгорода Сорокина преступной. Интересно. Слушать Садекова из-за оперативного интереса к Сорокину!

Как уже говорилось, аукцион был перенесен по жалобам на 19 ноября. Однако ни «Вектрон», ни «ЖБК-строй» заявку снова не подают. На аукцион выходит только «Инградстрой». Торги не состоялись, победителем стал единственный заявитель на аукцион. Но «Вектрон» и «ЖБК-строй», действуя параллельно, подают жалобы в УФАС и ФАС, а также иски в Арбитражный суд Нижегородской области. Наступает пауза до решений инстанций и судов.

По показаниям Садекова, Сорокин в январе 2013 года обращается к нему и интересуется, нет ли у того знакомых в «Вектроне»? И вот такая нежданная радость, оказывается есть. Садеков как раз «случайно» знаком с «вектроновцами» и готов улаживать все имеющиеся вопросы. Телефон Мансура Садекова давно был на прослушке, но конкретными разговорами Сорокина и Садекова этот интерес главы Нижнего Новгорода к «Вектрону» не подтверждается. И вообще почему-то распечатки разговоров Садекова с октября по февраль в материалах уголовного дела отсутствуют. Их содержание было невыгодно следствию?

Все затихает до начала судов и рассмотрения жалоб в ФАС так как министерство имущественных отношений из-за жалоб и исков «Вектрона» и «ЖБК-строй» не заключило договор аренды на земельный участок с «Инградстроем». Только в феврале 2013 года «Вектрон» вновь активизировался. Беспалов просит Садекова встретиться с его начальником Евгением Ханом, тоже вроде как акционером «Вектрона». На самом деле, эта фирма с нулевыми показателями за все время существования, которая имела в собственниках совсем иных лиц. Хан тоже представляясь крупным инвестором, просит Садекова устроить встречу с Сорокиным. Она состоялась в нижегородском кремле 19 февраля. Садеков ставит условие Хану не говорить о делах в кабинете главы города из-за возможного прослушивания. Мол, Сорокин все равно ничего не скажет конкретного, будет говорить только как глава города. Это была просто ознакомительная встреча градоначальника и крупного столичного инвестора. Ее запись Ханом не велась. Сорокин попытался прощупать Хана, выясняя куда тот в России инвестировал. Хан замялся, но сообразил сообщить, что инвестировал в Испании. В беседе глава Нижнего Новгорода упомянул об аукционе по улице Украинской, который проводил город, а не область. Мол, довольно интересный земельный участок. Далее, отобедать с Ханом и Садековым Сорокин отказался, ссылаясь на занятость.

26 февраля 2013 года состоялась очень интересная встреча Хана и Садекова в пиццерии, принадлежащей последнему, в Москве. Хан запросил вторую встречу с Сорокиным в неофициальной обстановке. Хан раскрывает карты перед Садековым. Мол, у него самые лучшие связи с руководством ФАС, они имеют общие дела. И упомянутый на встрече с Сорокиным аукцион на Украинской ими уже заблокирован тоже. И так может быть со всеми нижегородскими аукционами. Хан рассказывает о своей личной дружбе с главой ФАС Артемьевым, мол, они вместе играют в теннис. Он готов сводить Садекова к Артемьеву и их познакомить, вместе выпить кофе. Садеков полностью поддерживает Хана в его действиях. Мол, нажимайте по-максимуму на нижегородских, они ко мне пока не обращались за помощью, но если дальше нажимать, то обратятся. Садеков опять обозначает свою линию: у вас есть деньги, а у местных власть, надо договариваться, а не терять и тем, и другим, время и силы. При этом сам Садеков выражает желание участвовать в проектах «московских инвесторов». Хан с позиции силы поясняет, что на губернаторских выборах может сменится нижегородский губернатор, и тогда ситуация вообще может измениться в их пользу. Садеков со всем соглашается. Он за «Вектрон».

5 марта Садеков сделал звонок Сорокину и пояснил ситуацию. У них связи в ФАС, чтобы не тормозили все, надо им пообещать режим наибольшего благоприятствования в Нижнем Новгороде. Мол, Хан в курсе того, что Сорокин будет скоро в Каннах и просит встречу там. 13 марта состоялась вторая встреча Сорокина и Хана. На Хане была записывающая аппаратура, которая технологически не могла включаться и выключаться на месте. Это была спецаппаратура, использование которой за границами России запрещено для наших спецслужб. Сорокин выразил недовольство тем, что «Вектрон» подал жалобу на городской аукцион по улице Украинской, которую он упомянул на первой встрече. Вы, мол, у нас для ведения бизнеса или для подачи жалоб и судов? Разговор был довольно напряженный. Ничего особенного, хотя экспертиза его потом нечестно признала «коррупционным». В какой то момент Сорокин отошел, Садеков пошел за ним. Сорокин вернулся к Хану и тут же распрощался с ним. После этого Хан и Садеков уже вдвоем стали обсуждать вопрос передачи денег. Сумму называли «единичка» — 1 миллион долларов. Вроде как за отзыв жалоб и исков «Вектрона». В частности, речь шла о том, что Хан по приезде в Москву передаст Беспалову указание забрать иск из Арбитражного суда Нижегородской области, где «Ветрон» оспаривал условия проведения аукциона. Садеков заверил Хана, что он внесет свои личные средства в интересах Сорокина. При этом он попросил «комиссию» в 300 тысяч долларов за оказание услуг. Это оговаривалось им уже не в первый раз.

13 марта в Нижегородском Арбитражном суде «ЖБК-строй» проигрывает по делу об аукционе. Следом Беспалов отказывается от иска «Вектрона». Как я понимаю, жалобы в ФАС может подавать не только участник аукциона, но любое юридическое лицо. Что касается иска в суд, то он рассматривается только от заявителей на аукцион. Ни «ЖБК-строй», ни «Вектрон» заявку не подавали. Более того, «Вектрон» не внес пошлину. Наконец, Беспалов не мог не знать, что только что с аналогичным иском проиграл дело «ЖБК-строй». Тем не менее, следствие считает, что отказ Беспалова от иска 13 марта был следствием «сговора» Сорокина, Садекова и Хана в Каннах 12 марта. А не была ли это спланированная подстава Сорокина со стороны Садекова под запись? Собственно, на этом и строится обвинение Олега Сорокина во взятке. В свою очередь, защита полагает, что «Вектрон» отказался от иска не за плату в размере «единички», то есть миллиона долларов, оговоренной Садековым и Ханом во Франции, а из-за полной бесполезности борьбы «Вектрона», как это показала практика «ЖБК-строй», в суде.

Между тем, Садеков поручил своему родственнику Халиуллину положить в банковскую ячейку 30 миллионов рублей вместе с Беспаловым только 18 марта. При этом, 19 марта должно было состояться решение Арбитражного суда по делу между Министерством имущественных отношений Нижегородской области и ФАС по законности аукциона по 453 га, в котором «Инградстрой», «Вектрон» и «ЖБК-строй» были третьими лицами. Садеков в телефонных переговорах с Беспаловым упоминал не раз некое Соглашение, которое до суда должно было быть подписано. Но 19 марта решения суда не было. Рассмотрение дела перенесли на 18 апреля 2013 года. Садеков был этим крайне недоволен. В особенности тем, что это Соглашение не подписали в ФАС. Ему стали объяснять, что ФАС так действовать не может, это потеря лица, когда следует отказ от претензий. При этом передача денег Беспалову не происходила. Их продолжал контролировать Садеков. Значит, деньги передавались или не передавались не за отказ от иска в нижегородском Арбитражном суде с участием «Вектрона», а за позицию ФАС в московском Арбитражном суде, где стороной по делу были ФАС и министерство имущественных отношений Нижегородской области. Садеков этой затяжкой и отговорками «вектроновцев» был очень недоволен, сокрушался, что напрасно влез в это дело. Что же его так огорчало? Он был за «Вектрон», это мы уже установили. А это садековское непонятное Соглашение вроде как вело дело к признанию аукциона законным, и было на руку «Инградстрою» в конечном итоге. Налицо явный конфликт интересов. Значит, проблема не в этом. А в чем?…

Почему следствию не интересно то, что происходило после того, как родственник Садекова и Беспалов заложили в ячейку 30 миллионов рублей? Почему следствию интересна только встреча на троих в Каннах от 12 марта и закладка «единички» в долларах в банковскую ячейку от 18 марта 2013 года? Мы видели, что Садеков перешел на сторону «Вектрона», поддерживал их в давлении на нижегородцев. Кроме того, он запросил комиссионные у «вектроновцев» в размере 300 тысяч долларов за свои услуги, а не у Сорокина. Кому же предназначалась «единичка» и за что, на самом деле? Почему-то это не выяснено, в том числе, у Мансура Садекова не спросили об этом ни на следствии, ни в суде, где его явно не хотели видеть.

Всем понятно, что «вектроновцы» — это не инвесторы, а провокаторы в отношении государственных и муниципальных руководителей. Более того, Беспалов и Хан не связаны друг с другом. Это отдельные агенты спецслужб, выполняющие их поручения. Интересно, что заместитель прокурора города Москвы на основании их деятельности выдал предписание еще в 2013 году проверить данных лиц на провокативность. И Беспалов сразу начал менять свои показания еще в «деле Садекова». Видимо, эту проверку как-то замяли, а вот их провоцирование Садекова не замнешь по факту. За что же Садеков готов был предать деньги Беспалову? Вовсе не за неучастие «Вектрона» в нижегородских аукционах. Они и так не участвовали. Тем более, фирма-то нулевая. За не подачу жалоб? Тоже нет. Они все по своим жалобам проиграли. Тем более, что кроме «Вектрона» мог продолжать жаловаться «ЖБК-строй». Чем отличался «Вектрон» от «ЖБК-строй»? Наличием своих связей с ФАС, с Артемьевым, как «вектроновцы» заявляли. Тогда интерес был не к «Вектрону», а к его связям в ФАС, с Артемьевым? Но имя такого высокопоставленного федерального чиновника не должно было мелькать в этом уголовном деле в таком контексте?

Сорокин не мог не узнать того, что после жалобы «Вектрона» ФАС активно откликнулся и дело на очень высоком уровне беспрецедентно рассматривалось в Москве, а не в Нижнем Новгороде. Более того, стиль вынесения решения очень удивил представителей регионального минимущества. Их даже не стали слушать. Тогда получается, что мастера провокаций Хан и Беспалов провоцировали Сорокина на их подкуп ради установления его личных контактов с руководством ФАС, вплоть до самого Артемьева? Миссия посредника Садекова состояла в этом? Подписание Соглашения, за которое он так переживл, гарантировало выход Сорокина на руководство ФАС напрямую? Но такая версия не интересна следствию. Она неизбежно приводит к тому, что «вектроновцы» провокаторы, на которых надо заводить уголовное дело, а также к тому, что в ФАС есть их подельники, которые помогают им провоцировать больших чиновников. И какого они уровня, можно только гадать. Возможно, самого высокого. Кому это нужно?

Итак, продолжим. Садеков был недоволен тем, что судебного решения нет, что ФАС Соглашения не подписал, все отложено до 18 апреля. Он сам уехал за границу. Беспалов вел с Садековым мутные переговоры, явно выманивая его в Россию для задержания по коммерческому подкупу. Между тем, денежные средства оставались под контролем Садекова и «Ветрону» переданы не были. То есть, коммерческого подкупа не произошло, а вот его провокация со стороны Хана и Беспалова очевидна. Наконец, к выманиванию Садекова в страну присоединяется настоящий оперативник, а не провокатор, Гуменюк, который тоже представляется крупным инвестором, задействованным в проектах Сочинской Олимпиады. Садеков не понимает, что происходит, уже пожалел, что ввязался в этот «блудняк», но не может единолично забрать деньги из ячейки, которых жалко. Он полностью в курсе по Арбитражному суду. И расстроен, что его Соглашение, как таковое, никому не нужно, в том числе, «Инградстроою». Какая-то своя схема у Садекова рушилась на глазах. Наконец, он возвращается в Россию, ему назначает встречу оперативник Гуменюк. Мансур Садеков теперь понял, что попал по полной программе. Его принуждают работать против Сорокина.

Выясняется, что 13 марта после встречи в Каннах Беспалов написал заявление на Сорокина генералу Сугробову. Дальше начали прослушивать телефон главы Нижнего Новгорода. А 24 апреля проводится ОРМ в отношении Олега Сорокина, в котором участвует Садеков, задавая ему заранее составленные оперативниками вопросы. После этого Садекова арестовывают. Он подписывает с прокуратурой соглашение о содействии в работе против Сорокина, но ничего дать против него не может. Прокуратура расторгает это соглашение. Он становится расходным материалом для «сугробовских» охотников за главами муниципалитетов. Дальше Садеков отказался от всех своих показаний против главы Нижнего Новгорода. Его судят в особом порядке. Все.

И вот в 2017 году дело возобновляется против Сорокина. Садеков на этот раз дает показания, не опасаясь их бездоказательности. И теперь «выяснилось», что во всем виноват Сорокин. Якобы закладка 30 миллионов рублей — это была услуга Садекова Сорокину в виде взятки ради покровительства и попустительства по службе. Для кого и ради чего делалась закладка денег в ячейку? В чем состояла услуга? Следствие явно не захотело в этом разбираться. Что-то запретили ворошить? А вопрос важнейший. Никто не стал этого раскрывать. В том числе, и Олег Сорокин. Это было все, что угодно, но только не взятка должностному лицу. Приговор суда только увел общество в сторону от понимания сути дела. Ведь Сорокин во время ОРМ 24 апреля решил возместить Садекову размещенные средства в ячейке: «Давай их тебе отдадим. — А как? — А как скажешь?».

Кто хочет, тот пусть копает дальше. Может быть, тогда тайное станет явным. Возможно, Сорокин что-нибудь прояснит или даст понять, где собака зарыта. Ведь это ненормально, когда человек осужден за то, чего даже суд не знает.

Источник

На ту же тему
Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

≡  Рубрики
Свежие записи
Ольга Жаворонкова сменила Наталью Суханову в администрации Дзержинска
Ольга Жаворонкова сменила Наталью Суханову в администрации Дзержинска
0 / 5 (0 голосов)
По итогам проведенных ГКУ НО «Центр размещения заказа Нижегородской области» торгов за сентябрь 2019 года экономия составила 98,5 млн рублей
0 / 5 (0 голосов)
Слушатели Президентской программы готовятся к защите своих выпускных работ
0 / 5 (0 голосов)
Вниманию подрядных организаций, включенных в реестр квалифицированных подрядных организаций!
0 / 5 (0 голосов)
Итоги работы по оптимизации бюджетных расходов перед осуществлением закупок товаров, работ и услуг за сентябрь 2019 года
0 / 5 (0 голосов)
Нижегородские новости © 2019 ·   Войти   · Тема сайта и техподдержка от GoodwinPress Наверх